Мария, поднявшая уголь

Наша Великая Победа ковалась не только в боях на линии фронта, но и в тылу. Самоотверженный труд советских людей создавал для нее крепкую основу. И среди множества примеров трудового героизма есть один поистине невероятный. Этот подвиг совершила горловчанка Мария Гришутина-Ломонос

Первая встреча
Я ХОРОШО помню свой первый рабочий день. Теплое августовское утро 1965-­го началось для меня на шахте «Горловская ­Глубокая». Сюда, на только что сданное в эксплуатацию предприятие, я получил направление, окончив учебу в индустриальном техникуме. Меня назначили на должность горного мастера. Но поскольку в шахтерском деле я был «зеленым новичком», ко мне на несколько дней прикрепили наставника. Ему не было и пятидесяти. Но почему­то все называли его «дедушкой Цукановым». На самом же деле горного мастера Цуканова звали Иван Андреевич.
Получив наряд и проходя с Иваном Андреевичем мимо диспетчерской, я невольно остановился: в открытую дверь была видна красивая, статная женщина, сидевшая за пультом управления горным производством. Поглядывая на табло, «усыпанное» многочисленными линиями штреков и световых сигналов, она отвечала на беспрерывные телефонные звонки. Но больше всего меня поразило то, что красивые волосы этой далеко не старой женщины были совершенно седыми.
– Что засмотрелся? – вернул к действительности наставник. – Оно и немудрено. Смотри и запоминай, с кем работаешь. Это Мария Семеновна. По должности – диспетчер шахты, а по существу – человек-­легенда.

Америка в это не верила
ОСЕНЬЮ 1943­-го наши войска освободили Донбасс. Угольный регион лежал в руинах. «В общей сложности было разрушено и затоплено 882 шахты, две с половиной тысячи километров горных выработок. Было выведено из строя 92 процента надшахтных строений и сооружений, 98 процентов сортировочных и подъемных машин, 95 процентов котельных и угольных бункеров», — писала донецкий историк Лариса Мазитова. Оценивая ситуацию в «индустриальном бастионе» СССР, американская «Нью­Йорк Таймс» вынесла в те дни вердикт: «Донбасс потерян… На его восстановление понадобятся десятилетия». Но как ошибались союзники!
В Горловке в сентябре 1943-­го зародилось движение, по сути спасшее угольную отрасль и давшее нашей армии возможность окончательно разгромить врага. На шахты, в забои пошли женщины! И первой это сделала 18­-летняя Мария Гришутина.
Как рассказывала сама Мария Семеновна, толчком к этому стал разговор с отцом. Однажды, вернувшись после шахтной смены домой, он сказал ей: «Муся, ну некому уже работать. Может, ты поможешь? Я расскажу тебе все, покажу». И Мария сразу же согласилась. Начала с полутора норм, а потом было такое, о чем узнали даже на фронте…

Заметка на башне танка
ОДНАЖДЫ выполнила девушка одиннадцать с половиной «мужских норм». Почти стахановский результат. Вот только работал знатный горняк отбойным молотком, а Мария добывала уголь обуш­ком. Да и выработку помогал ей крепить не мускулистый парень, а отец­-инвалид Семен Гришутин. Заметка об этом вышла в «Правде». Ее прочитали на фронте. Земляк­танкист прикрепил вырезку из газеты на башню боевой машины. О трудовом подвиге горловчанки узнали многие. И в перерыве между боями танкисты провели собрание, на котором постановили: «Бить проклятого врага так, как крушит угольный пласт Мария Гришутина».
Сама же Мария обратилась тогда с призывом «Девушки – в забой!» ко всей стране. На него откликнулись тысячи представительниц слабого пола, тысячи настоящих героинь. В одной только Горловке сразу создали более 20 женских бригад. Между ними развернулось соревнование. Лидером его стала первая на шахте № 19­20 бригада забойщиц Марии Гришутиной. По­стахановски трудились в лаве Полина Фалько, Екатерина Бабенко, Мария Дроздова, Татьяна Комарова, Александра Ананьева. Узнав о том, что отец попросил Марию помочь ему в шахте, с тремя дочерьми и сыном отправился добывать уголь 70-ти­летний забойщик макеевской шахты «Грузская» Иван Олейников…

«Мама очень рано поседела»
ВПОСЛЕДСТВИИ Мария Гришутина-­Ломонос окончила техникум, встретила своего будущего мужа, стала руководить участком на крутом падении. И, как говорят, была она самым грозным начальником участка на шахте. А ушла Мария Семеновна на пенсию с должности диспетчера шахты «Горловская­ Глубокая» (теперь имени Гагарина), где я с ней и познакомился.
Ну а что касается ее так поразивших меня волос, то здесь все разъяснила позже дочь легендарной забойщицы Елена. «Мама очень рано поседела, потому что была в завале, — вспоминала она. — Трое суток она сидела во мраке, отстукиваясь молотком, в полностью закрытом пространстве… К счастью, ее тогда откопали»…
Марии Семеновны не стало в 1998 году. Но разве можно забыть, что именно она подняла на добычу украинского угля более ста тысяч советских женщин?! В 1950 году женские бригады Донбасса добыли больше угля, чем сегодня вся украинская отрасль.

«Рабочая газета». № 80 от 10 мая 2011 г.

Добавить комментарий