Наши Мандрикины служили у Суворова и Кутузова!

Светлана Владимировна Таптапьянц

Благодаря архивным поискам длиной в полвека, дончанка Светлана Таптапьянц восстановила уникальнейшую родословную своей семьи.

Как она выяснила, среди ее предков оказались люди, чьи судьбы были связаны поистине со знаковыми личностями. Ниточки протянулись, ни много ни мало, и к императорскому дому Романовых. Произносишь имена — и голова идет кругом. А ведь так всё и было. Если бы не усердие Светланы Владимировны, не ее живой интерес к своему родословному древу, эти веточки затерялись бы в архивной пыли: и для нее, и для нас. А какое будущее без знания прошлого?

В глубь веков
Рожденная в обычной семье служащих, окончившая Донецкий политехнический институт, она избрала весьма донбасскую специальность горного инженера. И преподавала, и опускалась в шахту. Ее трудовой стаж — 47 лет. В детстве воспоминания бабушки о том, какие нравы и традиции царили у них в доме, слушала как волшебные сказки. Когда же в канву разговора вплетались более четкие подробности: мол, кто-то из наших у самого Суворова в адъютантах ходил, вообще затаивала дыхание. Наверное, тогда еще загадала: обязательно нужно разобраться.
Мамины «раскопки» в этом направлении давали слабый результат: запросы в архивы разных музеев по «нисходящей»: Олейник, Тимофеевы, Геллер, Туткевич, Долгоруковы, Мандрикины — мало что давали ввиду своей «разбросанности», образно говоря, до седьмого колена. Поэтому, когда у той опустились руки, эстафету приняла уверенно, но тактику поменяла: решила заняться предметно одной фамилией — Мандрикиных. Конкретика ошеломила и вдохновила на следующие шаги.

Чья это станция?
Удалось узнать, что в основателях рода значится есаул Андрей Мандрыка, получивший после разгона Запорожской Сечи земли на реке Прядевка в Екатеринославской губернии (ныне Днепропетровская область). Прописалась фамилия Мандрикиных (когда казацкие старшины были уравнены в правах с дворянами, к ней добавилось несколько букв) и в наших краях, на территории трех нынешних районов Донецка — Петровского, Кировского и Ленинского.
Следующее звенышко — сын Давид. Его дети Даниил и Василий и есть те русские офицеры, прославившие род. Как первый из них умудрился в десять лет отправиться на военную службу, до сих пор загадка. По одной из версий — приписал себе три года. По другой, смышленый мальчуган так понравился Суворову, что он его взял в штаб и всячески опекал: сделал своим секретарем и адъютантом. Между прочим, далеко не каждый мог ужиться с фельд-маршалом, уж очень тот не любил тупости. А вот к Даниилу относился как к сыну, тот был его правой рукой, фельдмаршал лично писал наградные реляции на него. Так что удивляться тому, что одно из самых крупных поселений, которым он вместе с братом владел (за ними числилось 10 тысяч десятин!), было названо в честь матушки генералиссимуса Евдокии (в народе — Авдотьи), не приходится. Да, то самое Авдотьино, которое и поныне на слуху, как и станция Мандрикино.
— В Санкт-Петербургской публичной библиотеке хранятся 16 писем моего предка к высшим лицам Российской империи, в том числе и к императрице Екатерине ІІ, — говорит Светлана Владимировна, показывая копию миниатюры, с которой прямо в глаза сквозь время смотрит симпатичный улыбчивый человек в мундире.

Мандрыкин Василий ДавидовичЭскадрон драгун летучих
Ее трижды дедушка — Василий Давидович — отличился под командованием уже другого фельдмаршала — Кутузова. Начав со звания сержанта в Лифляндском егерском корпусе, он уже в 17 лет получил свой первый офицерский чин корнета. Потом был драгунский полк, военная карьера шла своим чередом: поручик, штабс-капитан. Боевое крещение принял в войне с турками, дважды отличился у знаменитой крепости Измаил, успел дать «понюхать пороху» Наполеону в ходе Отечественной войны. Еще один «чин», теперь уже гражданский — помещика, примерил на себя в 43 года. В том самом Авдотьино.  В память о доблестных сражениях к четвертьвековому  юбилею событий 1812 года решил начать возведение церкви каменной,  о чем «испросил разрешение в Бахмутском духовном правлении».
Величественное и уникальное сооружение, возведенное за три года (аналог того, что до сих пор сохранилось возле Феодосии), простояло 100 лет. Моей собеседнице удалось узнать, что священником в нем с 1863-го по 1906-й здесь был еще один из потомков Мандрикиных — Ярослав Богданович.

Дорога к храму
Свято-Александро-Невский храм взорвали в 1937 году. Тогда разрушать было куда привычнее, чем созидать. Раскопки, которые были начаты уже в начале этого века силами отца Сергия (настоятеля прихода в Авдотьино), открыли под грудами мусора фундамент, уцелевший вопреки всему. На нем и решили восстановить храм. На одном из этапов раскопок земля буквально ушла из-под ног. Можно представить, с каким волнением Светлана Владимировна (она судьбу храма отследила до мельчайших подробностей) узнала, что из образовавшегося подземелья извлекли на свет божий останки трех человек. Криминалисты подтвердили давность костей, а семейная летопись уверенно подвела итог: именно здесь, в своей земле, у своего храма были похоронены Даниил, Василий и дочь последнего — Дарья.
Усыпальницу, в которой будет покоиться прах, уже успели построить. Поставили на месте прежнего алтаря красивый каменный крест. Возвели деревянную надкладезную часовню. Да вот дальше благое дело застопорилось. Энтузиазм, с которым к восстановлению православной святыни сразу активно подключились многие, быстро выветрил наступивший кризис.
— Преодолеть бы кризис в умах, тогда бы и в экономике он закончился, — в один голос говорят и Светлана Владимировна, и отец Сергий. И ведь правы. Очень жаль, что город к восстановлению храма подключиться не спешит. А ведь имеет для этого все основания. Факт сей только к чести шахтерской столицы будет. Принимал же в 2008-м году мэр помпезно Светлейшего князя Георгия Александровича Юрьевского — правнука императора Александра ІІ. И, между прочим, четвероюродного брата Светланы Владимировны Таптапьянц. Старшая дочь ее прапрабабушки Марии вышла замуж за родного брата Екатерины, которая в 1800 году породнилась с царской семьей.

Мы все спешим за чудесами
С каким трепетом мы обычно припадаем к святыням и археологическим находкам где-нибудь «в гостях». Восхищаемся стариной и искренне сожалеем, что Донбасс слишком молод, чтобы похвастаться ими. А нужно просто копнуть чуть глубже внимательнее, и столько откроется… В истории вообще и в летописи каждого из тех, кто населяет его. Ну и что, что для большинства без примеси дворянских «голубых кровей», разве главное это? Куда важнее память, знание той тропинки, которая тянется из минувших столетий в нынешний день.
Светлана Владимировна на том пути останавливаться не намерена. Всё распутывает и распутывает клубок, оставленный временем. Радуется, когда наталкивается на «встречное движение». В 1997 году ее нашел четвероюродный брат Анджей Словицки. Вместе съездили в Авдотьино, на землю предков, сейчас активно переписываются, делятся новой информацией о родне, которая есть в Украине и России (там фамилия Мандрикиных пишется через «ы»), в Польше, Австрии и даже Канаде.
Обо всём этом она рассказывает легко, как с листа читает, без запинки называя не просто имена многочисленной родни в четкой последовательности, а даже точные даты рождения каждого. Что называется, пропустила сквозь свое сердце. Интересуюсь у нее сохранившимися раритетами. Увы, прошлое скупо оставляет «вещдоки». Тот же орден Владимира четвертой степени с бантом, который вручили Василию Мандрикину «За истребление неприятельских пехотных колонн и оказанное в оном отличие», затерялся где-то в обыденной суете. Но кое-что всё же сохранилось. На веранде ее маленького дома на Петровке можно заглянуть в пустой овал огромного зеркала на двух шарнирах, какие встретишь лишь в царских хоромах, увидеть старинные бюро и диван-канапе той эпохи. Многое, что отлично бы украсило музей их славной фамилии.
Есть у Светланы Владимировны и такая заветная мечта. Для себя лично? Скорее, для всех. Пока в своих поисках она только несла траты от долгих переписок. Вернуть дворянский титул? Лишь улыбается в ответ. И уж точно, не претендует на те самые десятки тысяч десятин земли, принадлежавших Мандрикиным, — какая чепуха! Ей нужна правда о корнях. Каждый раз с трепетом открывает очередное письмо, словно читает увлекательную книгу (к слову, она и сама пишет свою — о предках для потомков).
В будущем году ей исполнится восемьдесят. Но себя в архив сдавать она не собирается.  Посмеивается: дочь по мужу Юсупова, может, и в этом направлении стоит покопать?..

Елена Карпенко. Фото автора. donbass.UA. 04.08.2010

Добавить комментарий